10:56 

Ящерка Билль
Одиноким бываешь только тогда, когда на это есть время. © Януш Вишневский

@темы: одиночество

02:51 

эрегированный пенис
- 煙を持って移動
Годы учат тому, чего не знают дни

00:13 

Пой мне Еще
ты весь задор, хаос, рок-н-ролл моей жизни
я прихожу к тебе, а ты всегда все портишь /холм одного дерева

00:00 

Пой мне Еще
ты весь задор, хаос, рок-н-ролл моей жизни
только правда в том, что ни одна из прекрасных музык не заменит того, как ты просто мне дышишь в ухо

12:05 

Ящерка Билль
Люди страдали бы гораздо меньше, если бы не развивали в себе так усердно силу воображения, не припоминали бы без конца прошедшие неприятности, а жили бы безобидным настоящим. © И.В.Гёте

@темы: скучаю, разлука, одиночество

23:27 

Пой мне Еще
ты весь задор, хаос, рок-н-ролл моей жизни
тоже мне - "забытый". как будто меня кто-нибудь знал! /чоран

23:09 

Timmy Bang-Bang
"To do is to be" - Nietzsche. "To be is to do" - Kant. "Do be do be do" - Sinatra.
- у тебя нет ценностей. вся твоя жизнь - это сплошной нигилизм,цинизм, сарказм и оргазм.
- кстати во Франции с таким лозунгом легко победить на выборах.(с) Deconstructing Harry

22:07 

Пой мне Еще
ты весь задор, хаос, рок-н-ролл моей жизни
когда со мной начинают играть, я мысленно посылаю этого человека туда, где играть он со мной не сможет /дмитрий гринберг

15:34 

Ящерка Билль
Олореа: Вчера я поняла, что природа очень озабочена приходом весны, а поэтому ветру поручено вить гнёзда на головах длинноволосых девушек на случай резкого прилёта птиц.

@темы: другое

17:53 

Пой мне Еще
ты весь задор, хаос, рок-н-ролл моей жизни
«я не нахожу слов, не могу выразить, что там внутри. иногда мне кажется, что весь мир, вся жизнь, все на свете поселилось во мне и требует: будь нашим голосом. я чувствую, ох, не знаю, как объяснить… я чувствую, как это огромно, а начинаю говорить - выходит детский лепет. до чего трудная задача - передать чувство, ощущение такими словами на бумаге или вслух, чтобы тот, кто читает или слушает почувствовал или ощутил то же, что и ты. это великая задача»

13:25 

.моя история
детство в моей жопе бессмертно
как я дождалась своего счастья?
все началось с того,
что я перестала ждать. М. Райт

Почти каждая история успеха,которая мне известна,начиналась с того,что человек лежал навзничь,поверженный неудачами.

13:23 

.моя история
детство в моей жопе бессмертно
Прошлое должно оставаться в прошлом, а мне надо идти, меня ждут... (с)

13:13 

.моя история
детство в моей жопе бессмертно
Необязательно падать в воду, чтобы почувствовать, что тонешь. Правда?

Когда понимаешь, что очутился на дне, есть два варианта. Плыть наверх или утонуть. Решай.

13:11 

.моя история
детство в моей жопе бессмертно
Ведь чудо всегда ждёт нас где-то рядом с отчаянием.

(c) Эрих Мария Ремарк, "Время жить и время умирать"

13:02 

.моя история
детство в моей жопе бессмертно
Если ты не знаешь, что делать, нагрузи своё тело физической работой. Даже прогулка приносит озарения. Ясность всегда приходит к тому, кто в движении.

12:34 

не ссы маруся, я дубровский
удиви меня правдой
Вы не хотите, чтобы знали, что Вы такого-то — любите? Тогда говорите о нем: «Я его обожаю!» — Впрочем — некоторые — знают, что это значит.

11:58 

Ящерка Билль
Человек — единственное на свете существо, способное причинять боль просто так, без оснований, сознавая, что он её причиняет. (с) Марк Твен

@темы: философия

16:42 

Timmy Bang-Bang
"To do is to be" - Nietzsche. "To be is to do" - Kant. "Do be do be do" - Sinatra.
Меня часто спрашивают, а что вы там делаете на психотерапии (в группе или на том же марафоне)? Много лет я становилась в тупик, потому что объяснения либо линейно-туповатые – сидим и разговариваем, либо туманно-эзотерические – находим контакт с собой, заглядываем туда, куда в одиночку заглянуть страшно, учимся не бояться выбора… Долго могу говорить, красиво и еще руками размахивать при этом. А совсем недавно сформулировала. Наверное. Я учу «быть» тех, кто привык все время делать и учу «делать» тех, кто привык в основном быть. «Бытию» приходится учить намного чаще чем «действию».
Нас совсем не учили «быть»… Ко мне приходят 37-летние девочки, не знающие как любить и отдаваться. Они могут написать слово «принимать» на пяти языках, но не способны это почувствовать. 50-летние мальчики, сделавшие фантастическую карьеру и при этом не умеющие обнимать так, чтобы всем телом и душой. Я очень люблю и уважаю тех, кто ищет себя, кто вдруг понимает, что-то не так и приходит, полный решимости это изменить и вырастить в себе то, что почему-то не проросло. Найти вкус того, что было в детстве или когда-то. Давно или недавно. А сейчас… «Не кормят и не хоронят». Кризис бытия.(с)

15:47 

Ящерка Билль
Красное Солнышко;: Когда я получаю свое счастье, то хвастаюсь им только долю секунды. Потом я прячу его в карман и проваливаюсь глубоко под землю, чтобы никто не смог его отнять у меня, но при этом знал и завидовал мне.
Тем не менее, мое счастье все равно теряется. Оно само убегает, когда понимает, что я такое.

@темы: одиночество

22:57 

Пой мне Еще
ты весь задор, хаос, рок-н-ролл моей жизни
Ф.Кафка «Письма к Милене»

Вот, что значит любить - любить в каждой строчке и каждой строчкой.
***
Что здесь главное, Милена? То, что ты якобы написала, или, может быть, все-таки доверие? Однажды ты уже писала об этом, в одном из последних писем в Меран, я не успел ответить.
Пойми, Робинзону пришлось наняться на корабль, совершить опасное путешествие, пережить кораблекрушение и много чего еще, а я, случись мне потерять только тебя, уже стал бы Робинзоном. И даже куда большим Робинзоном, чем он. У него еще был остров, и Пятница, и много всего, а в конце концов и корабль, который подобрал его и почти все вновь превратил в грезу, у меня же не осталось бы ничего, даже имени, я бы и его отдал тебе.
***
И потому я, не в пример тебе, до некоторой степени независим, именно потому, что зависимость так превышает всякие границы.
***
«Или – или» слишком огромно. Или ты моя, и тогда все хорошо, или же я теряю тебя, а тогда все не то что плохо – тогда просто ничего нет: ни ревности, ни страдания, ни страха – вообще ничего. Разумеется, кощунство – так полагаться на одного человека, оттого-то и там закрадывается страх за опоры, но это не страх за тебя, а страх, что вообще хватает дерзости этак строить. И потому к противодействию (но так, наверное, было и изначально) в твоем милом земном лице примешивается столько божественного.
***
Терпеть не нужно. Разве нет глаз, чтобы их себе вырвать, и сердца для той же цели? И ведь это не так уж и плохо, это преувеличение и ложь, все преувеличение, одна только тоска истинна, ее не преувеличишь. Но даже истина тоски не столько ее истина, сколько выражение лживости всего прочего.
Звучит вздорно, но так оно есть.
И когда я говорю, что ты для меня самое любимое, пожалуй, это тоже не подлинная любовь; любовь -то, что ты для меня нож, которым я копаюсь в себе.
***
Я не прощаюсь. Это не прощание, разве что сила тяжести, которая только и ждет удобного мгновения, совсем утянет меня вниз. Но разве она сможет – ведь ты живешь.
***
Я убежден, что уже малейшая возможность писать письма – рассуждая чисто теоретически – принесла в мир ужасный душевный разброд. Это ведь общение с призраками, причем не только с призраком адресата, но и со своим собственным призраком, который разрастается у тебя под рукой, когда ты пишешь письмо, а уж тем более серию писем, где одно письмо подкрепляет другое и уже ссылается на него как на свидетеля. И кому это пришла в голову мысль, что люди могут общаться друг с другом посредством писем! Можно подумать о далеком человеке, можно коснуться близкого человека – все остальное выше сил человеческих. А писать письмо – это значит обнажаться перед призраками, чего они с жадностью и ждут.
Написанные поцелуи не доходят по адресу – их выпивают призраки по дороге. Благодаря этой обильной пище они и размножаются в таком неслыханном количестве. Человечество это чувствует и пытается с этим бороться; чтобы по возможности исключить всякую призрачность меж людьми и достигнуть естественности общения, этого покоя души, оно придумало железную дорогу, автомобили, аэропланы, но ничто уже не помогает, открытия эти делались уже в момент крушения, а противник много сильней и уверенней, он вслед за почтой изобрел телеграф, телефон, радио. Призракам голодная смерть не грозит, но мы-то погибнем.
***
И, когда я говоря, что ты для меня самое любимое, пожалуй, это тоже не подлинная любовь; любовь - то, что ты для меня нож, которым я копаюсь в себе.
***
я устал, ничего не знаю и хотел бы лишь уткнуться лицом в твои колени, чувствовать на волосах твою руку и остаться так навеки.
***
Ты — моя, даже если я тебя никогда не увижу.
***
Вчера я советовал тебе не писать мне каждый день, я и сегодня не изменил своего мнения, так было бы лучше для нас обоих, и советую тебе это еще раз, а еще более настоятельно, - только, пожалуйста, Милена, не следуй моему совету и все таки пиши каждый день, хоть несколько строк, совсем коротенькие письма, две строчки, одну, одно слово, но без этого слова я смогу обойтись, только мучительно страдая.
***
мне же все время и даже в тысячу раз больше, чем все время, а еще лучше - все - все время, какое только есть, необходимо для тебя, для размышления о тебе, для дыхания в тебе.
***
Либо мир так мал, либо мы так огромны, во всяком случае мы заполняем его целиком.
***
Одинокое несовершенство нужно терпеть, каждое мгновение, несовершенство вдвоём терпеть не нужно.
***
Больше всего мне хотелось бы убежать каким - нибудь путем, который не ведет ни к тебе, ни к нему, куда - нибудь в одиночество”.
***
Мне кажется иногда, что мы, вместо того чтобы жить вместе, просто тихо - мирно уляжемся вместе, чтобы умереть. Но что бы ни случилось - все будет рядом с тобой.
***
Человек, терзаемый своими демонами, совершенно бессознательно мстит ближнему.
***
“Умереть” можно и в самой жизни.
***
Выходит, мы совсем отдалились друг от друга, Милена, и лишь одно, но могучее желание нас объединяет: чтобы ты была здесь, чтоб лицо твоё было рядом со мной, как можно ближе.
***
Разве смогла бы ты стать для меня тем, что ты есть, если б я был в тебе не уверен?
***
Если сердце не бьется, а как же ему биться, если ты отвернулась?
***
Я никогда больше не уеду от тебя в такую даль.
***
И твоя рука покоится в моей, пока ты ее не отнимешь.
***
Все, что ты пишешь обо мне, ужасно умно, мне нечего добавить, пусть все так и остается. Только одно, о чем ты написала, я хочу высказать еще откровеннее: несчастье мое в том, что я всех людей — а уж самых дорогих для меня прежде всего — считаю хорошими, и умом и сердцем так считаю (только что входил человек и перепугался — на моем лице, обращенном в пустоту, выразилось это убеждение, — вот только тело мое как-то не может поверить, что они, когда надо, действительно будут хорошими, оно съеживается от страха и, вместо того, чтобы выждать проверку (которая в этом смысле поистине спасла бы мир), медленно заползает на стену.
***
И ведь люблю я при этом вовсе не тебя, а нечто больше — мое дарованное тобой бытие
***
Мне же всё время, а ещё лучше — всё-всё время, какое только есть, необходимо для тебя, для размышлений о тебе, для дыхания в тебе.
***
Главное — что у меня в кармане была твоя телеграмма: ходить с ней — это совершенно особое чувство.”

@темы: из книг

цитируем сегодня тут,

главная